Главная » Библиотека » Живая память » «ТРУД СДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА СВОБОДНЫМ»

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

«ТРУД СДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА СВОБОДНЫМ»

 

Перед нами Маргарита Ивановна СПИЦЫНА (Никифоренко), обаятельная и полная сил женщина, которой никак не дашь ее лет, а на самом деле ей уже за 80. И уж никогда не подумаешь, что она в годы войны работала на немцев в Германии и перенесла множество лишений и невзгод, потому что она постоянно улыбается, полна оптимизма. До сих пор Маргарита Ивановна любит копаться на огороде, и делать всяческие домашние заготовки из того, что сама вырастила, чтобы потом щедро угощать друзей и знакомых. И нас с Натальей Семеновной Сафьяновой она зазвала к себе в гости, чтобы в уютной атмосфере (кстати, ремонт в квартире она совсем недавно сделала сама) предаться воспоминаниям.

- Когда началась война, мне не было еще и 19 лет. Я закончила педагогическое училище в Витебске и собиралась замуж. Мой парень закончил там же политучилище. Но война нарушила все наши планы. Немцы оккупировали наши края. Когда Красная Армия отступала, мы все плакали. Военнопленных собрали в лагерь. Это была площадка под открытым небом, окруженная колючей проволокой. До глубокой осени они находились там, не имеющие возможности укрыться ни от солнца, ни от ветра, ни от непогоды. Даже воды им не давали. Мы, девчонки, носили пленным воду, хоть в нас стреляли, разбивали посуду, а еще репу, брюкву, картошку. Но еды было мало, и пленные дрались из-за нее. Мне, конечно, было страшно, но я думала, а вдруг мой парень тоже там, за колючей проволокой. И я ходила в надежде, вдруг его увижу.

Немцы выгнали нас из хаты, жить приходилось в клети. И заступиться за нас было некому, потому что отец еще в 1937 году был репрессирован. Позднее его реабилитировали, но к тому времени отца уже не было в живых, он умер в лагерях Мордовии.

Однажды меня забрали в полицию. Таких, как я было много, только из нашей деревни пятеро. Нас согнали вместе и повезли на вокзал в Витебск. Там перед нами выступил генерал Власов. Он советовал нам ехать в Германию, обещал, что будет там хорошо, но работать, конечно, придется всем. В Штутгарте в переселенческом лагере и в Польше, везде можно было увидеть плакаты «Труд сделает человека свободным». А как же обстояли дела на самом деле?

Польша нас встретила дымящими трубами и грудами костей. У меня от переживаний на ноге приключилась рожа. Полька из обслуги предупредила, чтобы я получше прятала ногу, чтобы никто не увидел и не узнал, иначе мне прямая дорога в крематорий. Выдали нам хлеб суррогатный, а я ничего есть не могу, у меня жар поднялся. Хорошо Аня Плетник помогала.

Привезли нас в Госмер на распределительный пункт. Всех выбрали для работ, а меня оставили, и Аня со мной. Позднее хозяин приехал и забрал нас к себе. К тому времени дела мои были совсем плохи. Опухоль поднялась выше колена. Но хозяева оказались хорошими людьми. Хозяйка Ирмгардт (в девичестве Рок) вылечила меня. А Хозяин любил порассуждать о том, какой будет Германия после войны. Он не был отъявленным фашистом, в свое время даже водил знакомство с Тельманом.

И стала я работать горничной - убирать, готовить, присматривать за детьми. У них было двое сыновей Эрнст и Петер, которые частенько дразнили меня «пленная», хотя на самом деле я таковой не считалась. Обоих сейчас уже нет в живых, а вот с женой Петера Ренатой Хокс переписываюсь до сих пор, хотя она - дочь фашистского генерала. Относились ко мне нормально. Очень мне пригодилось знание немецкого языка.

В этой семье я прожила до 1945 года, а в августе уехала на Родину. Я была первой, кто уехал, многие еще оставались, в частности те, кто работал в соседнем лагере, где изготавливали фаустпатроны. Но мне хотелось скорее домой, я считала себя комсомолкой, хотя меня и исключили, как «дочь врага народа». Еще в школе учитель истории Бугаев, вызывая меня к доске, постоянно напоминал об этом. И все же тянуло домой, к тому же я знала, что мама еще жива. Однажды с оказией мне передали письмо от нее.

Нас, возвращавшихся домой, повезли в Кенигсберг. По дороге я заболела. В Черняховске набирали желающих работать в госпитале, и меня туда тоже отвезли. Оказалось, что у меня гепатит, а когда я поправилась, то осталась работать, а на Новый, 1946-й год вышла замуж. С мужем я и попала в Лиепаю, потому что его перевели сюда.

Что помогало мне в те тяжелые годы? Вера в то, что наши победят, что я смогу вернуться домой, что буду свободной. Потому что, как бы хорошо со мной ни обращались, все же постоянно давали понять, что я не такая, как они, я - служанка, человек другого сорта. И даже сейчас, моя племянница, которая уже много лет живет в Гамбурге, признается, что чувствует себя там чужой.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.