Главная » Библиотека » Живая память » И ПАРТИЗАНИЛ, И НА ФРОНТЕ ВОЕВАЛ

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

И ПАРТИЗАНИЛ, И НА ФРОНТЕ ВОЕВАЛ

 

- В годы войны мне довелось партизанить, - так начал свой рассказ Павел Тимофеевич МАКСИМОВ. - Родился я в Западной Белоруссии в сентябре 1924 года. У нас было свое крепкое хозяйство. А пришли немцы и началась неразбериха. Они быстро сумели восстановить население против себя. Разбили на квадраты Казенские и Замостские леса, где скрывались партизаны, и сжигали всех и все подряд, даже малых детей. Отца моего, старика стянули с печи и убили. Дядюшку, который прятался в соломе расстреляли. И даже девочку-приемыша не пощадили. И все из-за военнопленного, которому удалось сбежать в партизаны.

Ситуация все больше накалялась и мне пришлось делать выбор: или идти на службу к немцам, или в партизаны. Я выбрал последнее и в конце октября 1943 года подался в леса. Попал в 4-й отряд бригады «За Родину!» Думаю, нет надобности рассказывать, чем занимались партизаны. Всем, чем могли, старались навредить фашистам: пускали поезда под откос, взрывали машины... Спасали мирное население от зверств немцев.

А когда в 1944 году наши войска освободили Белоруссию, то после месячного отпуска пошел добровольцем на фронт. Войска уже двинулись дальше, в Литву, а нас оставили в Белоруссии, для ликвидации оставшегося немецкого гарнизона, приносившего много бед местному населению, да и военным. Несколько раз самолеты бомбили наши колонны. Кто-то наводил эти бомбардировщики. Но, видно они не обходились без помощи местных жителей, потому что мы долго не могли их поймать, только натыкались на следы их кровавых злодеяний.

Долго мы за ними следили, а затем в одном селе арестовали сразу 198 человек. Но они потребовали, чтобы мы привели их начальника, а то с места не сдвинутся. Только начальник куда-то запропастился. Все обыскали, нет его. на я смотрю, в одном месте от дома идет канавка, а потом почему-то пропадает. Пошел я вдоль нее, а в конце - куст, а под ним сидит замаскировавшийся командир гарнизона. А потом нас бросили на ликвидацию Курляндского котла. Но я на передовой пробыл недолго, всего 16 дней, так как получил серьезное ранение, долго лечился, но осколок, обнаруженный только на третьем рентгене, так и остался во мне. Много лет я проходил с осколком, который со временем стал смещаться, а потом, в 1974 году и вовсе разложился.

Когда нас выписали из госпиталя, то меня вместе с пятью другими ранеными, а я был на костылях, подвезли к поезду, шедшему в Москву, к месту, где должен был остановиться санитарный вагон, и уехали. Поезд подошел, а сестричка говорит: «Мест нет!» Что нам делать? Беспомощным оставаться в чистом поле на ночь? Пришлось в ход пустить сноровку и костыль.

День Победы я встречал уже дома. Радостную весть принесли женщины. Почему-то им всегда удается все узнавать первыми.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.