Главная » Библиотека » Живая память » ОН ЧУДОМ ВЫЖИЛ НА ВОЙНЕ

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

ОН ЧУДОМ ВЫЖИЛ НА ВОЙНЕ

 

Фахрази Бареевич ХАКИМОВ родом из Татарстана.

Когда началась война, он в должности военфельдшера проходил срочную службу в первом батальоне 15-го мотополка в Городке Львовской области.

- Состояние было шоковое, рассказывает он,- Ведь от тех мест до границы рукой подать. В 4 часа утра началась бомбежка, а вслед за нею вскоре и наступление немцев. Нас бросили к границе. Но немцы были вооружены лучше. У них были мощная авиация, танки. Мы с боями отступали: Коломыя, Станислав (ныне Ивано-Франковск), Львов, Каменец-Подольский, Бердичев, Житомир, Белая Церковь.

Из-за того, что приходилось оставлять наши города и мирных жителей, из-за технического превосходства немцев мы ощущали бессилие и горечь. Настроение было ужасное. «Рамы» постоянно висели в воздухе и координировали бомбардировку с самолетов. Под Белой Церковью меня ранило и контузило, я едва не погиб. А было это так. На участок, который занимала наша рота, пошли танки, за ними пехота. Я успел насчитать 30 танков, и тут начался мощный обстрел. Появились убитые и раненые. От грохота, крови и ран, многие, в том числе и я, испытали шок.

Раны были страшные. Перевязывая одного за другим бойцов я не сразу заметил, что бой затих, что несколько танков уже утюжили наши позиции. Тут один из танков повернулся и двинулся прямо на меня. Я побежал, ожидая в любую минуту выстрела в спину. Но танк преследовав меня без выстрелов, лавируя вслед за мной. Немцу открыли люк башни и хохотали надо мной. Они хотели задавить меня танком. Обозленный и отчаявшийся я сделал последний рывок и побежал дальше, увидел окопчик и спрыгнул в него, а вслед за мной туда же прыгнул еще один боец. Танк наехал на наш окоп и стал медленно разворачиваться, чтобы раздавить нас.

Когда я очнулся, была ночь, вокруг тишина. С трудом выбрался из окопа, залитый кровью солдата, лежавшего надо мной, отыскал еще нескольких бойцов, чудом избежавших смерти и плена и вместе с ними выбрался к своим...

Отступали мы до Киева, а потом у меня началось осложнение, и я попал в госпиталь. По ночам на Киев сбрасывали зажигательные бомбы, мирные жители и мы, раненые помогали сбрасывать их с крыш. После выздоровления продолжилось отступление с боями.

Так мы дошли до самого Сталинграда. Там ситуация переломилась. Как сейчас помню нашу первую победу. Мы ликовали, Сталинградская группировка немцев была уничтожена. Но приходилось нелегко, морозы стояли под 40 градусов. Раненых нужно было быстро перевязать и отправить на другой берег, чтобы не обморозились.

В феврале 1943 года я получил направление на Воронежский фронт. Добирался поездом, по пути заболел брюшным тифом. На развалинах железнодорожной станции Воронеж (здание вокзала было разбито) меня оставили, так как думали, что я уже умер. Но две женщины подобрали меня и отвезли в больницу, где я провел более месяца. За это время я страшно ослабел и отощал, весил 35 кг, потому что питание было очень скудным - баланда из муки и воды без соли. Но несмотря на слабость и головокружение я шутил, что чувствую себя хорошо. А как иначе, ведь на улице уже был апрель, солнышко пригревало. Выписали меня с предписанием месячного отпуска по месту жительства, но я был настолько слаб, что не мог добраться до дому. Вывели меня на улицу, я немного полежал и пополз на четвереньках. Люди обходили меня стороной, но нашлись сердобольные, подсказали, что надо обратиться к коменданту. Военком, увидев меня, только диву давался, откуда силы брались. Он принес полкило селедки и чай. Наутро я уже улыбался. Комендант выяснил, что моя часть находится под Прохоровкой, и я отправился догонять своих.

В деревнях меня не пускали ночевать, боялись, что помру, а им отвечать придется. Сел я у колодца, а воды набрать сил нету. Какой-то старик сжалился и пригласил к себе. Через две недели добрался до своего полка, а меня там уже считали умершим, но потом все же удалось восстановить документы. Одна старушка взяла доходягу к себе на постой, откармливала молоком и картошкой.

В июне, когда стали формировать 170-ю отдельную армейскую штрафную роту 6-й гвардейской армии, я вызвался добровольцем. Меня назначили старшим фельдшером полка. Надо ли говорить, что штрафников бросали в самые горячие точки, и неудивительно, что за неполных два года личный состав роты сменился не один раз. С этой ротой я участвовал в Курско-Орловской битве. Там под деревней Дмитриевка немцы впервые применили свои «Тигры» и «Пантеры». Но и наша армия уже была хорошо вооружена и оборона также была хорошо организована. Пятеро суток шли оборонительные бои. А потом подошла наша 5-я Ударная армия и войска перешли в контрнаступление. Это была для меня величайшая битва.

Я никогда не считал себя суеверным, не верил во всякие приметы и сны. Но однажды, а было это в декабре 1943 года под станцией Мамоново, перед наступлением мне приснилось, что у меня выпала половина зубов. Сон так врезался в память, что я рассказал его утром своим сослуживцам. Они пошутили: «Да чепуха все это!» А слышавшая мой рассказ повариха заметила: «Ой, не к добру это. Или погибнешь ты сегодня, или получишь ранение» Наш старшина Александр Трунин, стараясь меня успокоить, полушутя заверил: «Я буду находиться поблизости и, если понадобится, спасу тебя».

Шел сильный мокрый снег. Наши войска с боем ворвались в немецкие траншеи, я влетел в них следом. И тут немцы бросили гранату, осколком ранило меня в ногу. Пол сапога оторвало, из раны текла кровь, но я продолжал перевязывать раненых. Вылез из окопа на бруствер, чтобы подобрать еще одного раненого, а в это время немцы бросили противотанковую гранату. Я получил новые ранения в кисть правой руки, к тому же меня контузило. К счастью, мой сержант, действительно находился поблизости. Он меня вытащил, перевязал и отправил в тыл. За этот подвиг А. Трунина наградили орденом.

После излечения довелось мне участвовать в освобождении Белоруссии, Литвы и Латвии. Осенью 1944 года я оказался на Прибалтийском фронте, воевал под Блидене, а закончил войну под Приекуле. Там получил тяжелую контузию от разорвавшегося рядом снаряда, когда оказывал помощь раненому.

За участие в боях имею несколько наград, в том числе два ордена «Красной Звезды» и две медали «За отвагу». День Победы встретил в Вайнёде, принимая сдающихся немцев. Но служба на этом не закончилась. В составе автомобильного полка пришлось мне побывать и в Лиепае, и в Салдусе, где я встретился со своей будущей женой, и в Германии, и в Венгрии в составе артдивизиона. Только в 1960 году я демобилизовался и вернулся в Салдус, где и живу до сих пор.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.