Главная » Библиотека » Живая память » ПАМЯТНЫЙ ДЕНЬ - 6 НОЯБРЯ 1943 ГОДА

Живая память

 

Воспоминания ветеранов

Второй Мировой войны

 

 

г. Лиепая, 2007


 

ПАМЯТНЫЙ ДЕНЬ - 6 НОЯБРЯ 1943 ГОДА

 

Это Михаил Александрович КОНЯЕВ в молодости. Сейчас ему за 80, но глаз его все также цепок. А сам Михаил Александрович все еще продолжает вести активный образ жизни, хотя за его плечами война и 48 лет послевоенного трудового стажа. И эта книга вышла не без его участия. Именно он помогал собирать воспоминания у членов Лиепайского общества ветеранов войны и труда. Где искать источники силы и трудолюбия, в чем секрет неиссякаемой энергии?

- Родился я в Оренбургской волости, рассказывает Михаил Александрович,- В семье было пятеро детей. Мое детство пришлось на годы коллективизации. Пришлось пережить и голод, и холод. Отец не берег себя, стараясь все отдать нам, детям, отрывал от себя последнее, и в 1930 году его не стало. Недолго его пережила и мама. Она умерла в 1933 году вместе с младшей сестрой от голода. Мне, опухшему от голода, приходилось побираться по деревне. Может, потому я не удался ростом, сказалось недоедание.

К тому времени старшие брат и сестра уже выросли и работали, но жили они в Средней Азии. К брату я и отправился, пожил у него некоторое время, потом перебрался к сестре в Башкирию. Закончил школу-интернат, поступил в Уфе в железнодорожный техникум, но не доучился. Перед самой войной ушел с геологической партией на разведку нефти, устроился на работу в Ишимбаеве на крупном нефтяном месторождении, которое называли «вторым Баку».

Нелегко жилось и работалось. Когда я узнал, что началась война, стал рваться на фронт, но на нас, специалистов по добыче нефти, распространялась бронь. Только в 1942 году меня призвали в армию и направили в Рижское военно-пехотное училище, эвакуированное в Стерлитамак.

Через шесть месяцев нас направили на фронт, который проходил под городом Калинин. В то время уже стали бережнее относиться к кадрам, и меня вместе с другими специалистами, грамотными ребятами, направили на курсы младших лейтенантов. Три месяца мы проучились в Старом Осколе, а потом нам выдали по две смены белья, гимнастерки, обмотки на ноги и отправили в воинские части.

Наши части тогда находились под Харьковом. Часть пути мне и моему товарищу пришлось пройти пешком. Устали мы, зашли отдохнуть в один дом по дороге. Да и попали в беду. Все из-за нашей молодости, неопытности. Уж очень есть хотелось, и отдохнуть по-человечески. Отдали мы хозяйке одну смену белья. Она за это нас покормила и даже самогонкой угостила. После этого угощения нам было так плохо, что попали в госпиталь. И там у нас в организме обнаружили сулему - сильный яд. Откуда она взялась? Все же мы кое-как добрались до своей части. До сих пор я помню ее номер и минометную роту, где меня назначили командиром взвода.

Воинская служба началась для меня с изматывающих земляных работ. И только в фильмах здорово смотреть, как ведут огонь боевые орудия. Но сначала надо подготовить минометные позиции, да и самим окопаться. А лишь отстреляешься, надо быстро менять позицию, чтобы враг не успел ударить по обнаружившейся точке. И опять рытье окопов и укрытий для орудий.

Из череды однообразных дней особо запомнилось 6 ноября 1943 года. Наши войска готовились к наступлению, предстояло освобождение Киева. В нашу часть направили роту власовцев, перешедших на сторону советских войск.

Они прибыли в немецкой форме, которую не успели переодеть. Чтобы их как-то можно было отличить от настоящих фрицев, на рукав всем надели белые повязки.

Я находился на передовой линии окопов и был самым молодым командиром минометчиков. Вдруг налетели фашистские самолеты. Старшего командира контузило и некому было поднять бойцов в атаку. А пулеметный огонь с немецкой стороны был такой сильный, что наши бойцы даже голову из-за бруствера не могли поднять. Все же мне, взводному, удалось где руганью, где действием и личным примером поднять бойцов. И мы отбили атаку немцев, а потом прошли по Киеву через горящий Крещатик. За этот бой я получил первую награду - орден Красной Звезды.

Не обошлось на войне и без ранений. Впервые я получил контузию еще при наступлении на Киев. Помню, как в окопе разорвался фашистский снаряд, и всех нас засыпало землей. Мне удалось после этого поднять голову, но потом целую неделю ничего не слышал, потому что лопнула барабанная перепонка в ухе. Только я не покинул позиции, отдавал приказы руками, знаками.

На реке Прут на границе с Румынией близ города Яссы получил ранение в руку. Само по себе ранение не было столь уж серьезным, но из-за длительного отсутствия медицинской помощи возникла угроза потери всей руки. Мне повезло, отделался только огромным швом на правой руке да большого пальца лишился. Из-за этого меня признали ограниченно годным к военной службе. Но я продолжал воевать, хотя и мог остаться работать при комендатуре в том же самом Киеве, где после освобождения в составе группы солдат мне сначала приходилось агитировать местных граждан вступать в советскую армию, а затем сопровождать набранную партию в комендатуру.

Мой боевой путь лежал на Запад: Корсунь-Шевченковская, Каменец-Подольский, а потом Австрия, Восточная Пруссия... Все это время я не считался инвалидом, только в 1977 году получил третью группу инвалидности.

В Лиепае я с 1954 года. Сюда меня прислали с Воронежского завода сельского машиностроения, когда в Лиепае открылся завод «Лиепайсельмаш». У меня тогда за плечами уже был законченный с отличием техникум. Я стал работать и прошел путь до начальника транспортного, а затем и механосборочного цехов.

Все это время активно участвовал в общественной жизни, был дружинником, а в последние годы веду работу в ветеранской организации. Так что детям, которых у меня трое, и внукам за меня не стыдно.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Книга вышла при поддержке Генерального консульства РФ в Лиепае, Лиепайской русской общины и Валерия Агешина, депутата Сейма Латвии.