Главная » Библиотека » Он был солдатом... » «Держаться... до последнего патрона»

 

Он был солдатом...

 

Страницы из жизни

легендарного комдива

генерал-майора Дедаева

 

г. Лиепая, 2009


 

«Держаться... до последнего патрона»

 

За эти дни генерал Дедаев видел столько, сколько в обычных, мирных условиях не увидишь за многие годы. Самые обыкновенные, внешне ничем не примечательные люди становились героями.

Генерал не раз восхищался тем, как вели себя в боях майор Кожевников и капитан Жуков, лейтенант пехотинец Федоров и старший лейтенант артиллерист Манохин, капитан Дубровин и сержант минометчик Петров, политрук Гуртовой и лейтенант Белов, подполковник Есин и капитан Славягин, полковник Корнеев и капитан третьего ранга Орлов, капитан Вахтерман и медицинская сестра Лидия Сиянович, связист Малик и майор Меденцев, капитан Суханов и техник Санников, младший политрук Королев и старший лейтенант Пронин.

Просто, без какой-либо рисовки они переносили любые трудности, шли на самые невероятные испытания и даже не подозревали, что совершают подвиги, перед которыми будут преклоняться многие и многие поколения.

С большой теплотой думал генерал о городских товарищах Микелисе Буке, Янисе Зарсе, Иманте Судмалисе, Артуре Петерсоне, Янисе Янушке, о металлургах, портовиках, судоремонтниках и железнодорожниках, влившихся в боевые рабочие отряды.

В последние дни командир дивизии очень часто встречался и разговаривал с ними, видел их в боевых порядках, под огнем противника. Они вели себя с удивительным мужеством, на какое способны только люди с чистой, неподкупной совестью. Среди них были и подпольщики, много лет томившиеся в тюрьмах, и молодые рабочие, впервые вставшие на путь сознательной жизни, и закаленные бойцы, и те, кто еще совсем недавно встал в общий строй строителей нового мира.

Всех их - и красноармейцев, и бывших революционеров-подпольщиков, и простых рабочих - объединяло и сплачивало одно большое чувство любви к Советской Родине. Это чувство облагораживало их и удесятеряло силы.

«Не понять этого Герцогу», - думал Николай Алексеевич, возвращаясь на свой командный пункт. Машина шла по дороге, огибавшей одинокие домики на окраине города. Он торопил водителя.

Над городом, как и все эти дни, висели вражеские бомбардировщики. Казалось, они и не оставляли лиепайского неба. Может быть, поэтому их меньше уже стали опасаться, а порой старались просто не обращать на них внимания.

Водитель хотел остановить машину, переждать, пока пройдут самолеты. Он уже сбавил скорость, но генерал положил руку на его плечо: «Поезжай, некогда ждать». Они вскоре были на КП дивизии. Здесь находились несколько штабных командиров, среди которых были полковник Корнеев, капитан Бугров. Встречая генерала, они вышли из укрытия. Николай Алексеевич спросил, как обстоит дело с боеприпасами. Бугров доложил, что он доставил со складов несколько машин со снарядами, минами, патронами.

В это время начался сильный артобстрел, у командного пункта рвались вражеские снаряды и мины. Генерал Дедаев схватился рукой за бок, упал на землю.

- Носилки! - крикнул кто-то из командиров.

 

Вспоминает очевидец этого трагичного события, гибели генерала Дедаева, лейтенант Иван Решетников, командир взвода 2-й батареи отдельного противотанкового дивизиона, позиция которого располагалась в Зеленой роще, позади командного пункта справа от Гризупской дороги.

«За очередной «Радиосводкой» информбюро (это было часов 10-10.30 25-го) я увидел броневичок (помните такой Ленинский, как у Финляндского вокзала в Ленинграде). Я знал, что это броневичок генерала. Он остановился, не доезжая метров 50, на дороге, идущей вдоль канала с севера на юг. Смотрю, из машины вышел генерал, а за ним еще двое. Я, конечно, поспешил к своим ОП (огневым позициям), т.к. встреча с генералом «бездельника»- лейтенанта не предвещала для меня ничего хорошего. Да и вообще у военных есть неписаное правило - «как можно меньше мозолить глаза начальству».

И вот, не добежав по песку к своим огневым позициям, я с задней стороны командного пункта услышал резкий, громадной силы взрыв. Разрыв не мины, а видно, большого калибра снаряда. Я инстинктивно присел и, не зная почему, привстал и побежал на КП. А там случилось непоправимое: генерал ранен, начальник артиллерии дивизии полковник Корнеев убит. Тут же генерала положили в броневик и увезли в госпиталь, где вскоре он и скончался. Вот так нелепо мы лишились своего единственного генерал-майора.

Быстро разнеслась весь о гибели генерала, и возмущенный весь фронт - от Северного моста на Шкедском шоссе до юга по Клайпедской дороге - атаковал фашистов и гнал их на нашем участке до самой Гробини. Особенно отличились мужеством и бесстрашием моряки-краснофлотцы. Презирая смерть, с криками «УРА», они ринулись в атаку и уничтожили окопавшихся у самого канала, под кустарниками цветущей сирени, автоматчиков противника».

Итак, последний свой путь Николай Алексеевич до госпиталя прошел в боевой машине-броневичке.

 

Продолжают повествование авторы книги «Крепость без фортов».

Генерал молчал. Матовая бледность все заметнее проступала на его заострившемся лице, еще резче обозначились скулы, узкие, потухающие глаза были полузакрыты тяжелыми веками.

Шофер, тревожно посматривая то на лицо генерала, то на дорогу, до отказа нажимал ногой на педаль газа, гнал машину к госпиталю.

Дедаева сняли с машины и внесли в госпиталь. Прямо у входа, в коридорах стояли койки вперемежку с носилками. Раненые поднимали с них головы. По напряженным лицам врачей, медсестер и санитаров они догадывались, что произошло непоправимое. От койки к койке пошел тревожный шепот:

- Кого понесли?

- Дедаева.

- Генерала? Врешь.

- Сам видел генеральские звездочки на петлицах.

Один из раненых потянулся к койке, на которой лежал политрук Гуртовой.

- Слышали, товарищ политрук?

- Слышал, слышал, - не в силах приподнять прикованное к постели тело, тихо ответил Гуртовой.

- Что же теперь будет? Как же наши будут биться без генерала?

Политрук и сам понимал, что без генерала придется труднее защитникам города, но у него еще жила надежда на то, что врачи спасут Дедаева и он отсюда, из госпиталя, будет продолжать руководить боем.

Из операционной вышла заплаканная Лидия Сиянович.

- Ну как там, сестрица? - вновь приподнялись головы с коек.

Лида, не останавливаясь и не отвечая, прошла мимо раненых. И раненые поняли, что надежды на выздоровление генерала мало.

В операционную поспешно прошли Котомин и Бобович в накинутых на плечи белых халатах. Генерала они застали в последние минуты его жизни, он скончался на операционном столе, не приходя в сознание.

Весть о гибели генерала не поколебала боевого духа защитников города. На командный пункт прибыли Микелис Бука и Янис Зарс. Вместе с полковником Бобовичем, полковым комиссаром Котоминым, представителями от моряков они обсудили план дальнейших совместных действий. Командование дивизией принял начальник штаба полковник Бобович и тут же отдал приказ прочно удерживать занимаемые позиции, экономить боеприпасы, стрелять только по видимым целям.

 

Содержание

Редактор и составитель Валентина Грибовская

Дизайн и макет Сергея Журавлёва

Корректор Елена Видеркер

 

Книга издана при поддержке Генерального консульства России в Лиепае, объединения «Центр согласия» и Лиепайской Русской общины.