Главная » Библиотека » Он был солдатом... » «Лиепаю не сдавать!»

 

Он был солдатом...

 

Страницы из жизни

легендарного комдива

генерал-майора Дедаева

 

г. Лиепая, 2009


 

«Лиепаю не сдавать!»

 

Не удалось фашистам захватить город и коварством. Немецкая авиация целый день, второй день войны, бомбила город и позиции защитников. На третий день варварские налеты авиации стерли с лица земли всю улицу Витолу и другие. Центр города был заметно разрушен.

Генерал-майор Николай Дедаев под Гробиней повел в атаку группу моряков. Удар был столь стремительным, что гитлеровцы откатились в Гробинский лес. Но храбрецы-моряки, не получив своевременно подкреплений, вынуждены были отойти на исходные позиции.

К вечеру под прикрытием авиации и артиллерии фашисты пытались прорваться в город с востока. Контрударами моряков и артиллерийскими налетами их атаки были сорваны.

Генерал-майор приказал сконцентрировать основные силы защитников на ближайших подступах к городу. Бартская группа получила задание нанести удар по врагу с тыла и прорваться в Лиепаю. Произошла ожесточенная схватка, но выполнить приказ нашим солдатам не удалось.

На третий день войны фашисты взяли Павилосту, и защитники Лиепаи оказались в окружении превосходящих сил противника.

...Всю ночь радисты тщетно вызывали штаб Северо-Западного фронта. В эфире творилось что-то невообразимое. На разные лады звучала немецкая речь, врывались марши, передаваемые многими радиостанциями, попискивали сигналы телеграфной азбуки. Среди этого шума и писка то появлялись, то исчезали настойчиво повторяемые позывные воинских частей, сражавшихся в Прибалтике.

Под утро радист уловил далекий, заглушенный грохотом и свистом голос, называвший позывные дивизии. Генерал Дедаев сам подошел к радиостанции, надел наушники и услышал приказ штаба фронта: «Лиепаю не сдавать!» Обещали подослать помощь.

Он немедленно связался с моряками и узнал, что они получили такой же приказ из штаба Краснознаменного Балтийского флота.

«Обороне Лиепаи, как видно, командование придает большое значение, - подумал Николай Алексеевич. - Немцы рвутся на Ленинград, а мы их тут, почти у самой границы, схватили за фалды и не даем развернуться».

По отрывочным сведениям, зачастую весьма противоречивым, генерал представлял общую картину боев, развернувшихся по всему огромному фронту, от побережья Балтийского моря до Черноморья. Сводки Совинформбюро сообщали о героическом сопротивлении наших войск на шяуляйском, каунасском, гродненско-волковыскском, кобринском, владимир-волынском и бродском направлениях.

Города превращались в крепости. Одной из таких крепостей стала Лиепая. «Будем держать ее всеми силами», - решил командир дивизии, на плечах которого лежала вся ответственность за выполнение этой задачи...

... Генерал Дедаев, обогнав связистов, приехал на наблюдательный пункт 281-го стрелкового полка. Капитан Орлов, принявший командование полком после гибели И. Есина, уже успел свыкнуться с новыми обязанностями. Ноша была нелегкой. Полк понес большие потери в боях. Выбыли из строя капитан Славягин, многие командиры рот, взводов. Полковая артиллерийская батарея осталась с двумя орудиями, но и для них не хватало снарядов.

Вместе с новым командиром полка Дедаев осмотрел позиции, протянувшиеся от берега моря до Лиепайского озера. Сплошные траншеи, зигзагами взбегавшие на пригорки, опоясывали высотки, спускались к недостроенным долговременным огневым точкам, выходили к берегам моря и озера. С первого дня войны здесь трудились рабочие города, потом позиции улучшали красноармейцы. Грунт в этих местах был песчаным, и после каждого артиллерийского налета траншеи и окопы разрушались и осыпались. Бойцам то и дело приходилось браться за лопаты и топоры, расчищать заваленные участки, укреплять стенки кольями и хворостом.

По одному из таких участков и проходили Дедаев с Орловым. Траншея вывела их к шоссейной дороге. На ней и по сторонам ощетинились противотанковые ежи, сваренные из кусков узкоколейных рельсов.

- Шоссе мы держим под особым контролем, - докладывал командир полка. - Тут нужен глаз да глаз. Но и туда, - генерал указал рукой в сторону озера, - не забывайте поглядывать. Фашисты как тараканы: где щель, туда они и ползут. Хороший хозяин все щели заделывает.

- Тараканы, - засмеялся Орлов. - В самом деле, лезут как тараканы. Мы уже сколько их там перебили, а они все лезут. Соберут лодки у рыбаков, спустят на воду свои катера - и айда через озеро.

- Сибиряк? - уловив характерное для сибиряков «айда», спросил генерал.

- Коренной, товарищ генерал.

- Надеюсь, что немцы на вашем участке не прорвутся, - сказал Дедаев, прощаясь с Орловым.

Чтобы попасть на соседний участок, генералу пришлось проехать через город. В Старой Лиепае, возле Торгового канала, рабочие готовили новую позицию. Улица справа и слева была забаррикадирована, оставался только узенький участочек через мост, рассчитанный на проезд одной машины. За каналом опять он увидел противотанковые ежи, мешки с песком, траншеи. Оборонительные сооружения воздвигались в парке Райниса. «Это металлурги собираются стоять у стен своего завода», - мелькнула мысль у генерала.

В Новой Лиепае по пути все чаще встречались следы боев: глубокие воронки, разрушенные стены зданий, рухнувшие прямо на мостовую, вывороченные с корнем деревья. Посреди сада, изуродованного осколками снарядов, догорал дом, и только печная труба, черная от копоти и гари, поднималась над обуглившимися бревнами.

Машина выбралась из лабиринта улиц и завалов на открытое поле. Все оно, от дороги до озера, было перепахано снарядами и бомбами. И тут он видел людей с лопатами. В стороне от железнодорожной станции уже обозначились линии окопов и траншей. Дедаев взглянул на карту, а потом снова на местность, прикидывая, там ли, где он наметил, готовятся запасные позиции.

Впереди, правее железной дороги, слышалась все усиливавшаяся перестрелка. Заухали снаряды, захлопали мины. У Дедаева это уже не вызывало беспокойства - там три дня и три ночи, почти не прекращаясь, шли бои. Генерал Герцог, командир 291-й пехотной дивизии, штурмовавшей Лиепаю, бросал на этот участок, как в мясорубку, все новые и новые силы.

Дедаев за эти дни уже сумел раскусить фашистского командира, разгадать его тактику нанесения ударов последовательно то в одном, то в другом месте. После еще одной неудавшейся попытки войти в город с востока он стал проявлять активность на северном участке. Не случайно там был выброшен десант, появились мотоциклисты, отряды морской пехоты. Туда же могут направить удар и те части, которые повернули в сторону Лиепаи из-под Елгавы и Риги.

Генерала Дедаева этот участок беспокоил теперь больше, чем другие. Еще до того, как немцы блокировали город с севера, он решил перебросить сюда часть сил 114-го стрелкового полка и дивизион гаубичного полка, оборонявших побережье от Вентспилса до Лиепаи. С этой целью в Вентспилс был направлен работник штаба дивизии капитан Коллегов.

Но сейчас дело осложнилось: Лиепайский гарнизон оказался отрезанным от Вентспилса. «Сумеют ли они пробиться к нам?» - подумал Дедаев, подъезжая к позициям 32-го отдельного стрелкового батальона. Батальон поддерживала 23-я батарея береговой обороны и прикрывала с воздуха 842-я зенитная батарея. На командном пункте кроме командира батальона капитана Пышкина находился представитель от моряков, уже хорошо известный по боям, лейтенант Рябухин. В черном морском кителе, стройный, широкоплечий, он заметно выделялся среди других командиров.

Пышкин, ростом ниже Рябухина, худощавый, с острым носом и впалыми щеками, давно не видевшими бритвы, доложил генералу о замеченном скоплении немецких мотоциклистов.

- Трещат там так, что здесь даже слышно, - подергивая контуженным плечом, говорил комбат.

- Что же собираетесь предпринять? - спросил Дедаев.

- По скоплению мотоциклистов, - густым басом вставил Рябухин, - подготовлен огонь береговой батареи. Разрешите начинать, товарищ генерал?

Дедаев в ответ кивнул головой.

Атаки гитлеровцев перекатывались с одного участка на другой, вспыхивали усиленным ружейно-пулеметным огнем, грохотом снарядов и мин.

 

Содержание

Редактор и составитель Валентина Грибовская

Дизайн и макет Сергея Журавлёва

Корректор Елена Видеркер

 

Книга издана при поддержке Генерального консульства России в Лиепае, объединения «Центр согласия» и Лиепайской Русской общины.