Главная » Библиотека » Он был солдатом... » Огня не открывать или разгромить врага?

 

Он был солдатом...

 

Страницы из жизни

легендарного комдива

генерал-майора Дедаева

 

г. Лиепая, 2009


 

Огня не открывать или разгромить врага?

 

«Неопределенность, которая последние дни тяготила генерала Дедаева, не прошла и после получения приказа.

Отдав распоряжения по дивизии, организовав взаимодействие с военно-морской базой и пограничным отрядом, он вновь и вновь возвращался к приказу командующего войсками округа. Никак не укладывались два противоречивых, исключающих друг друга требования: «В случае провокационных действий немцев огня не открывать» и «в случае перехода в наступление сил противника - разгромить его».

Как это понимать? Где грань между провокацией и нападением? Провокаций со стороны немцев было уже больше, чем достаточно. Нет, не провокациями сейчас пахнет, а войной. И то, что было не договорено в приказе, ему, находившемуся у самой границы, подсказывал трезвый рассудок. Неумолимо надвигающиеся события поставили его в такие условия, когда надо было сейчас же, безотлагательно, на свой страх и риск принимать окончательные решения, действовать по своему разумению. В таких случаях Дедаев не колебался, не страшился взять на себя ответственность. И на этот раз он почувствовал себя в боевом седле.

В штаб военно-морской базы он приехал собранным, решительным и деятельным. Капитан первого ранга Клевенский, начальник штаба базы капитан третьего ранга Радкевич и начальник политотдела полковой комиссар Поручиков, созванные генералом на совещание, не почувствовали в его распоряжениях ни одной нотки неопределенности и неуверенности, будто генерал наперед знал, как будут развиваться события.

На правах старшего начальника Дедаев принимал на себя всю полноту военной власти.

- Части 67-й стрелковой дивизии, - говорил он, - заняли рубежи по правому берегу реки Барта и по Гробиньскому шоссе.

Моряки склонились над картой. Радкевич тут же обозначил позиции стрелков и артиллеристов. Клевенский начал докладывать генералу о том, что тральщик «Фугас» готов к постановке минных заграждений, на створах маяков выключено освещение. Корабли - в боевой готовности номер 1.

- Это - полумеры. Надо действовать решительно. Время не терпит, - твердо сказал генерал. - Давайте вместе решать, как будем оборонять город.

Каждый из них - и Дедаев, и Клевенский, и Радкевич, и Поручиков - понимал сложность предстоящей задачи, видел те трудности, с которыми связана оборона приморского города. Не исключено, что противник может нанести концентрированный удар с моря и с суши, выбросить морские и воздушные десанты. Надо было распределить силы так, чтобы ни один участок не оставался неприкрытым. В то же время нельзя было распылить силы.

Решили создать три участка обороны: северный, восточный и южный.

Дедаев учитывал особенности обороны города, растянутость позиций, особое значение придавал резерву, которым можно было бы маневрировать, закрывать бреши. В состав резерва было выделено до тысячи красноармейцев и моряков, около ста машин, собранных из всех частей.

В районе базы находились группа подводных лодок, двенадцать катеров типа «морской охотник», шесть торпедных катеров и эскадренный миноносец «Ленин». Правда, пять подводных лодок и эсминец стояли в ремонте.

Более часа генерал Дедаев провел в штабе военно-морской базы, уточняя все детали обороны города. Когда возвращался в «эмке» на свой КП, стало уже совсем светло.

По влажному булыжнику тихо шуршали шины, однотонно, ровно работал мотор. И вдруг этот привычный, успокаивающий шум машины начал перебиваться какими-то посторонними, все нарастающими звуками. Генерал положил руку на плечо водителя.

- Заглуши мотор, - сказал Дедаев, открывая дверку.

Высунув голову, Николай Алексеевич посмотрел в небо, в том направлении, откуда приближался этот необычный гул. Со стороны моря черными точками, все увеличивающимися в размерах, приближались самолеты, на фоне еще темневшего к западу неба вырисовывались ширококрылые, тупоносые Ю-88, построившиеся ровными треугольниками. Одно звено, второе, третье.

Они прошли над берегом и, не нарушая строя, повернули к городу. В первые секунды Дедаев даже оторопел оттого, что увидел в утреннем небе.

- Почему же молчат зенитчики? - вырвалось у генерала, повидимому, в этот миг забывшего о том, что говорилось в полученном ночью приказе. Ведь не оставалось сомнения, что в небе враг, что самолеты, прерывисто воющие от перегрузки, идут к нам не с добрым намерением.

Самолеты пошли на снижение, от них оторвались черные, продолговатые бомбы и с пронзительным свистом и воем полетели вниз. Генерал увидел сперва беззвучно взметнувшиеся столбы огня, дыма и пыли, а потом почувствовал, как содрогнулась земля.

 

Содержание

Редактор и составитель Валентина Грибовская

Дизайн и макет Сергея Журавлёва

Корректор Елена Видеркер

 

Книга издана при поддержке Генерального консульства России в Лиепае, объединения «Центр согласия» и Лиепайской Русской общины.