Главная » Библиотека » Он был солдатом... » Главное – учеба

 

Он был солдатом...

 

Страницы из жизни

легендарного комдива

генерал-майора Дедаева

 

г. Лиепая, 2009


 

Главное – учеба

 

Из книги «Крепость без фортов», авторы Роман Белевитнев, Андрей Лось.

Назначение в 67-ю стрелковую дивизию Николай Алексеевич Дедаев получил недавно и теперь со свойственной ему пытливостью и цепкостью вникал в жизнь полков, батальонов и рот, знакомился с людьми, особенно с командирами, политработниками. Об этой дивизии он слышал много хорошего еще тогда, когда служил в кавалерийских частях. Она не раз отмечалась в приказах Наркома обороны... Радовало Дедаева настроение людей, их приподнятый боевой дух, неутомимость в учебе. Вместе с тем свежий глаз нового командира острее замечал то, чего не хватает дивизии, что еще недодумано и недоделано.

Тревожило генерала, что части и подразделения дивизии разбросаны по побережью. 114-й стрелковый полк стоял в Вентспилсе в 130 км от Лиепаи. Один из батальонов 56-го стрелкового полка находился в местечке Павилоста. Были подразделения в Приекуле, а некоторые батальоны строили оборонительные укрепления в районе Ницы и по реке Барта. «Попробуй-ка при неотложных обстоятельствах собрать дивизию в одно место, наладить управление частями и подразделениями, разбросанными на сотни километров», - озабоченно размышлял Николай Алексеевич.

Его волновало и то, что некоторым командирам в дивизии недоставало опыта. Правда, командиры полков имели за плечами многие годы армейской службы, а вот ротами командовали недавние выпускники военных училищ. Не хватало и младших командиров, однако из штаба армии шли приказы: откомандировать столько человек в такую-то часть, а столько-то в такую. Николай Алексеевич понимал, что новым, только что формирующимся частям не обойтись без опытных командиров, но и дивизию ведь нельзя оголять.

Николай Алексеевич прибыл в 281-й стрелковый полк. Вместе с командиром полка подполковником Есиным он обошел казармы, парки, учебно-строевой плац. Есин лишь несколькими днями раньше его прибыл в дивизию, до этого служил в другом военном округе...

Командир полка повел генерала в поле, где занимался третий батальон. У развилки дорог их встретил капитан Славягин. В запыленных сапогах и выгоревшей гимнастерке, в сдвинутой набок пилотке, край которой касался чуть вздернутой вверх брови, он был чем-то крайне озабочен.

- Сколько людей сегодня вывели на занятия? - спросил генерал, догадываясь, чем вызвана эта озабоченность командира батальона.

Покраснев, капитан скороговоркой стал перечислять, сколько человек откомандировано в другие части, отправлено на хозяйственные работы. Выходило, что в строю не больше половины личного состава.

- Так дело не пойдет, - резко сказал генерал, поворачиваясь к Ивану Кузьмичу Есину. - Главное сейчас - учеба, а хозяйственные работы подождут.

Они втроем направились к высотке, на которой окапывались бойцы. Издали было видно, как бруствером поблескивали отполированные лезвия лопат. Траншея была уже сравнительно глубокой, но бойцы продолжали работу, не замечая подходивших к ним командиров.

У ближайшего изгиба траншеи молодой красноармеец в новой гимнастерке вдруг выпрямился, поставил лопату к стенке и, встряхнув руками, посмотрел на покрасневшие ладони.

- Трудно дается солдатская наука? - с нотками отцовской теплоты спросил генерал.

Боец поднял голову, посмотрел на подошедших командиров и проговорил:

- С непривычки ладони горят от мозолей. Но командир говорит: за лопату держись - в бою сохранишь жизнь.

- В полку давно служите?

- Второй месяц пошел.

- А до армии чем занимались?

- Учился в школе, товарищ генерал.

- И много у вас в полку новичков, товарищ подполковник? - обратился генерал к Есину.

- Каждый третий боец.

- Вот видите, учить надо людей, а вы хозяйственными заботами занялись.

Дедаев спустился в траншею, взял у одного из бойцов винтовку, пристроился с нею в ячейке.

- А стрелять отсюда не совсем удобно, - повернулся он к командиру батальона. - Вот попробуйте сами, товарищ капитан.

Славягин послушно принял из рук генерала оружие и встал на его место. Впереди, в нескольких метрах от ячейки, густо разросшийся кустарник закрывал собой всю лежащую впереди местность. Капитан сразу понял, что позиция для стрельбы выбрана неудачно, но тут же стал оправдываться, что основная цель сегодняшних занятий научить молодых бойцов окапываться.

- Стараюсь научить их орудовать лопатой, как ложкой за столом, - сказал Славягин.

- Орудовать лопатой, как ложкой за столом, - задумчиво повторил генерал. - Красивые слова. Но ложка, говорят, дорога к обеду. А окоп - к месту. Отсюда следует, что людей надо учить одновременно, в комплексе - и лопатой орудовать, и место выбирать с умом, со знанием дела. Тем более времени у нас немного, каждым часом дорожить надо.

Справа от дороги занимались стрелки 56-го полка. Генерал направился на соседнее учебное поле. Еще издали он увидел, как по зеленому лугу быстро передвигались бойцы. Их цепи то скрывались в редком, низко стлавшемся по земле кустарнике, то дружно поднимались над ним и двигались вперед. Миновав луг, бойцы перемахнули через них, и уже из-за высот до генерала донеслось дружное «ура».

Дедаев ускорил шаг. Подходя к кустарнику, неожиданно встретился с высоким лейтенантом. Хлопчатобумажная гимнастерка его села от частых стирок, стала коротковатой, подчеркивала его высокий рост, руки в укороченных рукавах казались непомерно длинными. Размашисто шагнув к генералу, лейтенант доложил:

- Товарищ генерал, рота занимается тактической подготовкой. Командир роты лейтенант Федоров.

К генералу спешил командир батальона капитан Дубровин. Коренастый, несколько располневший, но подвижный, энергичный, плотно затянутый в ремни с пристегнутыми к ним пухлой командирской сумкой и планшетом. Он приветливо улыбнулся генералу, словно давно ждал его появления. Дедаев и раньше встречался с ним, слышал о нем много добрых слов. Рассказывали, как зимой Дубровин выводил свой батальон в лагерь, днем и ночью совершал марши, сам всегда шел впереди, никогда на походе не садился на коня, хотя коневод следовал вместе с батальоном.

С начала лета батальон Дубровина обучался в поле, подальше от казарм. Капитан каждый раз горячо спорил со штабистами, отстаивая каждого бойца от нарядов и хозяйственных работ.

- Неплохо наступают стрелки лейтенанта Федорова, - генерал рукой показал в сторону высотки, которую уже третий раз штурмовали бойцы.

- Федоров знает свое дело. Толковый ротный, - похвалил комбат лейтенанта. - Питерский.

Побывал генерал и на строительстве оборонительных сооружений. Уже несколько дней первый батальон 281-го стрелкового полка жил в районе Ницы, южнее Лиепаи. Справа - море, впереди - сухопутная граница. Здесь сооружали дзоты, отрывали окопы, возводили железобетонные укрытия. Место было похоже на строительную площадку - повсюду работали красноармейцы, тут и там высились груды цемента, арматуры, камня, песка.

Командир батальона Жуков, в выпачканной известью и цементной пылью гимнастерке, был похож на прораба. Да и в лексиконе его появились новые слова: «раствор», «кельма», «опалубка», «нормы выработки». Он поторапливал людей, сам становился то к бетономешалке, то спускался в котлован. Оборонительные работы только начинались, конца им не было видно. Под вечер командир дивизии остановил свою «эмку» недалеко от артиллерийских позиций. Здесь занималась батарея старшего лейтенанта Манохина, входившая в 94-й артиллерийский полк. Огневики работали дружно, старослужащие помогали новичкам, недавно влившимся в расчеты, на ходу учили их.

Старший лейтенант Манохин стоял с секундомером и следил, укладываются ли расчеты в предусмотренное нормативами время.

- К бою! - снова раздался чуть осипший за день голос командира батареи.

Почти одновременно лязгнули все четыре орудийных затвора. Посмотрев на секундомер, Манохин сказал:

- Повторим еще разок.

Звучали властные команды старшего лейтенанта, разноголосо повторяемые командирами орудий. Артиллеристы, вскоре привыкнув к тому, что на батарее находится генерал, начали переговариваться между собой, подшучивать друг над другом.

Генерал подозвал к себе старшего лейтенанта Манохина.

- Ну что же, занятия идут нормально, - сказал он командиру батареи. - Надо добиваться еще большей слаженности расчетов и всей батареи. В бою это очень важно.

К артиллеристам у командира дивизии было какое-то особое чувство. Может быть, это чувство родилось еще в гражданскую войну, когда он, командир кавалерийского полка, дорожил каждой пушчонкой, каждый снаряд держал на счету, и артиллеристы не раз выручали его конников...

 

Содержание

Редактор и составитель Валентина Грибовская

Дизайн и макет Сергея Журавлёва

Корректор Елена Видеркер

 

Книга издана при поддержке Генерального консульства России в Лиепае, объединения «Центр согласия» и Лиепайской Русской общины.