Главная » Библиотека » Он был солдатом... » Признаки войны

 

Он был солдатом...

 

Страницы из жизни

легендарного комдива

генерал-майора Дедаева

 

г. Лиепая, 2009


 

Признаки войны

 

Из книги «Под грохот сотен батарей» Н.М Хлебникова, начальника артиллерии ПрибВО.

27-я армия располагалась в глубине Прибалтики, во втором эшелоне войск округа. Поэтому главной в настоящий момент задачей для нас была организация противодесантной обороны морского побережья. Надо было посмотреть, что в этом отношении уже сделано и что предстоит сделать. Договорившись с командующим Балтийским флотом адмиралом В. Ф. Трибуцем и командованием 8-й армии, часть сил которой несла охрану побережья близ границы, я с группой офицеров штаба 27-й армии отправился на рекогносцировку побережья.

Первым делом заехали в портовые города Либаву (Лиепая) и Виндаву (Вентспилс), которые обороняла 67-я стрелковая дивизия 8-й армии. В случае высадки противником морского десанта в этом районе нам пришлось бы с этой дивизией взаимодействовать.

Командовал дивизией генерал-майор Н. А. Дедаев, дочерна загорелый, скуластый, атлетического сложения, с выправкой и повадками прирожденного кавалериста. Оказалось, Николай Алексеевич действительно долго служил в кавалерии, участвовал в гражданской войне, был награжден орденом Красного Знамени и медалью «XX лет РККА».

Дедаев познакомил меня со своим замполитом полковым комиссаром Иваном Ивановичем Котоминым, человеком хладнокровным и рассудительным, а также с начальником штаба дивизии полковником Бобовичем и начальником артиллерии полковником Корнеевым. Все они также были участниками гражданской войны.

Дел и хлопот у командования дивизии, как говорится, было по горло. Дивизия дислоцировалась вдоль побережья на стокилометровом участке от Виндавы до Либавы и далее к границе с Германией. Артиллерия дивизии - 242-й гаубичный и 94-й легкий артполки также были рассредоточены по побережью.

В гарнизоне Либавы помимо частей 67-й дивизии имелся еще ряд подразделений: 32-й отдельный местный стрелковый батальон, два зенитных артиллерийских дивизиона и телеграфная рота. Командиром Либавской военно-морской базы был капитан 1 ранга С. М. Клевенский - очень грамотный морской офицер. Под стать ему и начальник политотдела базы полковой комиссар П.И. Поручиков. В их распоряжении находились значительные боевые средства: два эскадренных миноносца (один из них ре-монтировался), несколько подводных лодок, группа тральщиков, отряд торпедных катеров, дивизион пограничных судов и четыре зенитные батареи.

Оборону города и порта обеспечивали хорошо замаскированные батареи береговой артиллерии и тяжелая 180мм батарея на железнодорожных платформах. С воздуха базу прикрывали эскадрильи 148-го истребительного авиационного полка. Дедаев и Клевенский доложили мне, что взаимодействие сухопутных и морских сил, на случай нападения противника, они хорошо отработали.

В Либаве я впервые почувствовал всю напряженность жизни приграничного района, явственные признаки надвигавшейся войны. О ней говорили, к ней готовились не только войска, но и все предприятия и учреждения города. И это было вполне естественно. Люди наблюдали участившиеся разведывательные полеты фашистской авиации над городом и портом, недвусмысленные приготовления по ту сторону границы.

В горкоме партии я встретился с руководителями партийной и комсомольской организаций. Секретари горкома партии Микелис Бука, Ян Зарс, комсомольские вожаки Судмалис и Борис Пелнен и другие либавские товарищи разрабатывали и осуществляли различные меры по усилению обороны города и порта, тесно сотрудничали с военным командованием. Они рассказали мне, что местные айзсарги (члены националистической боевой организации фашистского толка), ушедшие после установления Советской власти в подполье, ныне поднимают голову. В городе по ночам разбрасываются антисоветские листовки.

- Это нас не тревожит, - сказал Микелис. - С айзсаргами наши рабочие сами управятся. Тревожит другое: если айзсарги активизировались, значит, ждут помощи извне, от немецких фашистов. Они ждут войны.

Мы отправились на рекогносцировку побережья. Объехали всю полосу от Либавы до Виндавы, побывали и близ границы - на огневой позиции одной из батарей 94-го легкого артполка. Было по-весеннему тепло и солнечно. Загорелые бойцы споро работали, рыли орудийные окопы и ходы сообщения, маскировали пушки.

Командир батареи старший лейтенант Махонин доложил, что со своего наблюдательного пункта сегодня утром опять видел фашистов. Близ границы фашистская батарея заняла заранее подготовленные огневые позиции. Тянут связь, подвозят боеприпасы.

- Почему нам не дают снарядов? - спросил он меня. - Орудийные погребки у нас отрыты, выложим в них снаряды и - полная боевая готовность. Прикажите выдать боеприпасы, товарищ полковник.

Отдать такой приказ я не мог, во-первых, потому, что 67-я дивизия не входила в состав нашей 27-й армии, а во-вторых (и это главное!), выдавать войскам боеприпасы со складов было категорически запрещено.

Пока мы разговаривали, над огневыми позициями батареи, над работавшими бойцами промчался фашистский истребитель. «Мессершмитт» сделал круг и опять ушел в сторону границы.

Вернувшись из этой поездки в Ригу, я доложил командующему войсками округа свои впечатления от рекогносцировки морского побережья. Оно почти повсеместно доступно для десантирования. Везде мелководье, широкие песчаные пляжи, естественных препятствий нет. Да и в глубине, до самой Риги, не было оборудовано оборонительных рубежей, не было и войск, готовых занять эти рубежи.

Личный состав 67-й стрелковой дивизии отлично подготовлен в боевом и политическом отношении, однако есть ряд вопросов, которые надо немедленно решить для усиления боеспособности дивизии. Ее части и подразделения разбросаны на стокилометровом участке, поэтому управление ими сильно затруднено. Дивизия кадрирована, то есть, не развернута по штатам военного времени. В ней сейчас не более 6 тысяч бойцов и командиров, что, естественно, скажется на ее боеспособности в случае начала войны. Командование дивизии настоятельно просит решить этот вопрос, а также позволить вывезти боеприпасы из складов на позиции.

Доложил командующему, что, на мой взгляд, 67-ю дивизию вообще следовало передать в состав 27-й армии. Иначе получалась некоторая двойственность: с одной стороны, дивизия подчинена командованию 8-й армии, с другой - исходя из ее дислокации и возможных боевых задач, дивизии неизбежно придется тесно взаимодействовать с войсками 27-й армии. Забегая вперед, скажу, что, к сожалению, этот вопрос так и не был разрешен до начала войны.

 

Содержание

Редактор и составитель Валентина Грибовская

Дизайн и макет Сергея Журавлёва

Корректор Елена Видеркер

 

Книга издана при поддержке Генерального консульства России в Лиепае, объединения «Центр согласия» и Лиепайской Русской общины.